С верой в твою будущую славу, юный Севастополь!

ДЮФЛ

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Дата добавления: 14.05.20
Севастопольская «Маракана»

Уважаемые любители футбола! В этом очерке я постараюсь рассказать вам об одном из самых замечательных, а в чем-то может быть даже сакральных мест севастопольского футбола. О стадионе, который несколько поколений наших футболистов знали, как «Маракана». К слову, отчего вдруг появилось такое название и что оно означает, – об этом за долгие годы кое-кто из любителей футбола подзабыл. А уж о том, что официальное название стадиона – «Юность», некоторые и вовсе не знали. Ну «Маракана» и «Маракана». И так на протяжении 50 лет!

 

Сегодня уже никто не сможет вспомнить, в каком году и кем было построено футбольное поле этого стадиона. И уж точно никто не расскажет, кто впервые дал ему такое громкое название. Но мы с вами постараемся как можно больше узнать о его удивительном прошлом. Это особенно актуально сегодня, так как прежнего стадиона «Маракана» уже нет. На месте старого после реконструкции появилось новое, современное спортивное сооружение. 

 

Но ведь традиции никто не отменял. А потому сегодня, специально для наших юных футболистов, мы расскажем историю этого уникального, поистине народного стадиона. И для начала предлагаем ознакомиться с небольшой исторической справкой, из которой вы как раз и узнаете, что же означает это загадочное название.

 

«Маракана́» – порт Estádio do Maracanã, официальное название —Estádio Jornalista Mário Filho (Журнали́шта Ма́риу Фи́лью) — первый по вместимости футбольный стадион в Бразилии, в прошлом крупнейший в мире. Расположен в Рио-де-Жанейро. Домашняя арена клубов «Фламенго» и «Флуминенсе», а также сборной Бразилии всех возрастов. Два других футбольных гранда — «Ботафого» и «Васко де Гама», несмотря на наличие собственных 40-тысячных стадионов, как правило, проводят «Суперклассико» с другими командами штата именно на «Маракане». Также здесь ежегодно проходят финальные матчи первенства Лиги Кариоки.

 

 

История 

 

Строительство «Мараканы», получившей свое имя по названию маленькой речушки, протекающей неподалеку, началось за два года до открытия Чемпионата мира 1950 года, однако полностью строительство было завершено лишь через пятнадцать лет, в 1965-м. «Маракана» стал национальным стадионом Бразилии, хотя первоначально должен был лишь заменить старый клубный стадион «Васко де Гама». Построенный на средства городской казны, «Маракана» и поныне является городской собственностью.

 

Свое официальное название — «Мариу Филью» стадион получил в честь бразильского журналиста, благодаря которому проект воплотился в жизнь. Официальное открытие состоялось в июне 1950 года, когда здесь прошел матч сборных Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу, и первый гол был забит знаменитым Диди.

 

Первые значимые международные матчи прошли на «Маракане» во время IV Чемпионата мира, кульминацией которого стало поражение хозяев в решающей игре с давними соперникам —, уругвайцами. На том матче присутствовало рекордное количество зрителей — 199 850. Как и «Хэмпден Парк» в Глазго, стадион «Маракана» установил несколько рекордов посещаемости, некоторые из которых не побиты до сих пор.

 

В 1963 году матч национального чемпионата («Фламенго» — «Флуминенсе») собрал 177 656 болельщиков, побив рекорд посещаемости для клубных турниров. Международные встречи собирали здесь до 180 тысяч зрителей, а в 1980-х годах средняя посещаемость матчей национального чемпионата составляла 130 тысяч. «Сантос» даже специально приезжал на север, чтобы сыграть на «Маракане» домашние матчи Межконтинентального кубка против «Бенфики» и «Милана» (соответственно в 1962 и 1963 годах).

 

Почти 40 лет спустя, в январе 2000 года, сильнейшие клубы мира вновь выступали на «Маракане», где состоялся финал клубного Чемпионата мира — нового турнира, учреждённого ФИФА.

 

ФОТО. Внутренний вид стадиона «Маракана», момент перед первым матчем чемпионата Бразилии между Фламенго и Сан-Паулу в 2010 году.

 

Реконструкция

 

Ранее «Маракана» был самым большим в мире стадионом и вмещал до 200 тысяч зрителей. Однако в связи с требованиями ФИФА о необходимости наличия только пронумерованных сидений на стадионе был упразднён так называемый «жерал» — стоячие места за воротами и скамейки, на которых размещались самые бедные болельщики. Впрочем, секретарь штата Рио по делам спорта Франсиску ди Карвалью, сказал того, что «жерал» не исчезнет как таковой, а те, кто ранее занимал на нем места, будут просто «наблюдать за матчем, сидя на скамейке».

 

Реконструкция «Мараканы» к Чемпионату мира-2014 проводилась в соответствии с требованиями ФИФА и обошлась в 480 млн долларов. Во время работ по переустройству был упразднен знаменитый ров, а водосток, идущий с крыши, был пущен в специальные резервуары, вода из которых теперь используется, в частности,  в туалетах.[3][2] Сама же новая крыша из пластика позволила укрыть почти все зрительские места[5]. По состоянию на 2014 год стадион мог вмещать 78 838 зрителей, однако на время проведения Чемпионата количество мест основной арены по требованию ФИФА уменьшили до 73 531. 

 

Вскоре после реконструкции «Маракана» утратил статус крупнейшего стадиона Южной Америки, и сегодня он не входит даже в Топ-50 самых крупных стадионов мира[4]. В 2016 году здесь прошли церемонии открытия и закрытия летних Олимпийских игр и Паралимпийских игр, а также были сыграны матчи футбольного турнира Олимпиады.

 

 

Ну вот теперь вы имеете представление о том, что означает «Маракана» в оригинальном, так сказать, значении этого слова. Но откуда такое экзотическое название появилось на севастопольской земле?
Думаю, что история его появления связана с книгой, выпущенной журналистом-международником Игорем Фесуненко. Называлась она «Пеле, Гарринча, футбол» и была посвящена бразильскому футболу.
Появившись в 1970 году, книга мгновенно стала бестселлером у тогдашних мальчишек и всех любителей футбола. Да и не только у них. Весь футбольный СССР зачитывался ею! 

 

А как не зачитываться, когда речь шла о легендарных заокеанских волшебниках и чародеях мяча. Особую пикантность повествованию придавало то обстоятельство, что в 1970 году сборная Бразилии во главе с легендарным Эдсоном Арантесом ду Насименто, известным всему миру под именем Пеле, стала в очередной, уже третий раз, чемпионом мира, получив на вечное хранение Кубок Жюля Риме. Естественно, что на волне такого ажиотажа в каждом дворе появлялись свои Пеле, Вава, Диди, Гарринчи. И потому я не вижу ничего удивительного в том, что стадион, на котором традиционно проводились матчи Первенства города среди школьных команд и соревнования на призы городского клуба «Кожаный мяч», с чьей-то легкой руки и не без доли иронии получил громкое имя — «Маракана».

 

Его моментально подхватили, и оно стало как бы официальным. Кстати, в 1972 году все тот же Фесуненко явил футбольному миру еще одну книгу, которую непритязательно назвал «Чаша «Мараканы»». И этим будто закрепил за нашим стадионом легендарное имя.

 

Что известно об истории создания этого стадиона?
Как уже указывалось выше, отправная точка потерялась «во тьме веков». Но мы можем предположить, что в середине 50-х годов на этом самом месте уже существовало футбольное поле, на котором проводились какие-то соревнования. Косвенно это подтверждают две вещи. 

 

Первая – насыпь с бетонным забором, отгородившая футбольное поле от дороги. То есть это было не просто стихийно возникшее поле, на котором какие-то энтузиасты поставили футбольные ворота, а его кто-то построил, причем с применением тяжелой техники. И вторая – сохранившийся с июня 1957 года документ о строительстве рядом с футбольным полем туалета. Да, вот так вот просто и банально. Но больше никакой документальной информации о стадионе нет.

 

Из более поздних устных источников стало известно о том, что этот так называемый стадион был закреплен за отделом народного образования и предназначался для проведения массовых соревнований по футболу. На нем играли мальчишки из школ района, впоследствии получившего название Гагаринский. Ну и проводились, как мы уже говорили ранее, матчи в рамках соревнований на призы городского клуба «Кожаный мяч». Кстати, ваш покорный слуга и сам был участником этих соревнований, начиная где-то с 1966 года. Причем с 1967 именно на этом стадионе проводила некоторые свои матчи дворовая команда «Волна-2», за которую я выступал. Вот только назвать его стадионом можно было с большой натяжкой, да и то только по меркам того времени.

 

Было земляное, утрамбованное до состояния бетона футбольное поле с парой ворот. Никаких тебе раздевалок, скамеек… Переодевались прямо у поля, на склоне холма, по верху которого стояли гаражи и забор воинской части. Оттуда, со стороны конечной остановки троллейбуса № 6, с холма, через узкую щель между сараями, народ проникал на стадион. Затем пути расходились. Кто-то шел к гаражам, кто-то прямо к полю, на тренировки или игры, а кто-то по тропиночке, по диагонали, пересекавшей поле, а потом через дыру в заборе — к домам, располагавшимся на улице Сладкова. Бывало, что во время тренировки или игры какая-нибудь бабуся с сумками брела через поле, и на свои справедливые замечания игроки обычно слышали упреки в адрес «бездельников, пинающих ногами футболы». Ребята вспоминали, как одна из отчаянных старух даже коз сюда пыталась приводить. Днем они на склонах холма паслись, а под вечер хозяйка их домой уводила. И все это – через поле, на котором в это время шла тренировка или игра! Но бабусе-то какое дело? Смешно, но факт.

 

Со стороны, противоположной холму, был бетонный забор, ограждавший футбольное поле от проходившей рядом дороги, а за дорогой располагались гаражный кооператив и флотский свинарник. За одними футбольными воротами возвышалась бетонная стена гаражей, а за другими начинались огороды, перед которыми были густые и высокие заросли ежевики. Ох и намаялись мы, доставая оттуда мячи!

 

На фото ваш покорный слуга выступает в качестве вратаря во время матча Первенства города. Обратите внимание на то, что на холме еще нет зданий Севастопольского приборостроительного института. То есть на дворе год 1973-1974.

 

История стадиона этого периода связана с существовавшей в те годы при команде мастеров «Авангард» группой подготовки. (Согласно регламентам того времени, каждая команда мастеров обязана была иметь свою детско-юношескую футбольную школу. А так как предусмотрены в ней были только воспитанники старших возрастов, то и называлась она именно «группой подготовки».) Выступала команда «Авангард» в Первенстве СССР по Второй лиге (украинская зона). Свои матчи проводила на стадионе Севморзавода, позднее получившего название «Чайка». Условий для функционирования структуры подготовки резерва на стадионе не было, да и команде он не принадлежал, собственно, поэтому группа подготовки и обосновалась на «Маракане». 

 

Из тренеров, которые работали здесь с юношами в то время, назову Анатолия Александровича Захарова, ранее работавшего с командой «Металлист», представлявшей флотский судоремонтный завод № 13. Именно под его руководством в 1965 и 1966 годах эта команда становилась победителем Первенства Украины среди производственных коллективов. Еще одним тренером был Юрий Михайлович Букасов, ранее выступавший за городские команды мастеров и некоторое время поработавший тренером во флотской команде. Вот именно с ним и связана большая часть узнаваемой истории севастопольской «Мараканы». 

 

Юрий Михайлович был подвижником. Передачу его организации футбольного поля, которое в народе носило громкое имя прославленного бразильского 200-тысячника, он воспринял с энтузиазмом. Ему виделся классный стадион, на котором детей будут учить футболу. И не беда, что не было тогда ни стадиона, ни более или менее пригодного для занятий с детьми футбольного поля, ни раздевалок. Переодеваться его воспитанникам доводилось в бомбоубежище, которое располагалось на проспекте Гагарина в доме, где находился овощной магазин. Но никакие обстоятельства не могли поколебать веру Юрия Михайловича в то, что стадион будет. Как у поэта: «Я знаю – город будет, я знаю – саду цвесть, когда такие люди в стране Советской есть!» Это именно о таких людях, как Юрий Михайлович. О таких незаметных, скромных футбольных подвижниках, романтиках в душе. В статье, которая является приложением к этому очерку, я более подробно расскажу о Юрии Михайловиче как о тренере и о человеке. А здесь речь пойдет только о его труде на благо стадиона. Согласитесь, в одиночку много не сделаешь. Однако и то немногое, что удалось сделать своим трудом Юрию Михайловичу, шло на пользу любимому им футболу и мальчишкам. 

 

Стадион «Маракана» был всепогодным полем. Этакой палочкой-выручалочкой для всех городских, и не только, команд. Благодаря песчаной структуре грунта здесь можно было играть и в дождь, и в снег. Грязь «не цепляла за ноги». Только вот одна была, но большая проблема: поле быстро подсыхало, и если его не заглаживали сразу, как только грязь начинала «схватываться», то потом на поле не то что играть – ходить было  трудно. Выглядело все как после метеоритного дождя! 

 

Для того чтобы загладить поле, Юрий Михайлович шел в гаражный кооператив, платил водителю грузовика какую-то денежку, естественно из своей зарплаты, и тот таскал по полю борону с гладилкой. Иногда, правда, приходилось и самому Юрию Михайловичу с мальчишками впрягаться и таскать по полю железяки. Многие его воспитанники до сих пор это помнят. Помнят и как за дальними воротами совместно выровняли площадку и засыпали ее где-то добытым Михалычем инкерманским отсевом, так называемой «тырсой», или, как еще называют, «мурой». Установили футбольные ворота, причем деревянные, и тренировались там в дни, когда основное поле пребывало в нерабочем состоянии. Кстати, там же, рядом с площадкой, валялась огромная железяка непонятного военного назначения. Говорили, что это часть шасси с военного самолета, и лежит она здесь со времен войны. Старожилы помнят ее.

 

Юрий Михайлович вел долгую борьбу, а правильнее сказать даже осаду своего начальства на предмет постройки раздевалок прямо у футбольного поля. Ну не дело ведь, когда мальчишкам приходится переодеваться почти в километре от стадиона! Да и при проведении игр городских соревнований в ненастную погоду – где командам и судьям переодеться? Одно время ему даже удалось убедить своих боссов соорудить из досок нечто вроде балагана, в котором могли переодеться команды-участницы. Располагалось это сооружение за воротами, в левом дальнем углу, если смотреть со стороны «парадного» спуска, от сараев. Ясно, что ни света, ни воды там не было, как и засовов на щелястых дверях. Простояло оно недолго, и кто-то из местной босоты его однажды спалил. Восстанавливать не стали. Видно, побоялись, что случится рецидив. Охраны ведь на стадионе не было. Кстати, сам факт существования этого деревянного домика многими занимавшимися футболом на «Маракане» подвергался сомнению. Но и я, и еще несколько человек хорошо запомнили факт его здесь некогда существования.

 

После истории со скоропостижно канувшей в безвестность деревянной раздевалкой Юрий Михайлович смог-таки убедить новое спортивное начальство (а на тот момент сам он уже работал тренером по футболу в ДСО «Спартак») в необходимости строительства капитального здания, в котором можно будет разместить и несколько раздевалок, и тренерские, и медкабинет. И эта стройка наконец началась. Снесли зловредные заросли ежевики, вырыли котлован под фундамент, залили его бетоном, занялись установкой стенных блоков. Юрий Михайлович чувствовал себя победителем: он уже видел вожделенный стадион! 

 

Помню, как водил меня по строящемуся зданию, и, будто опытный гид, показывал, объяснял назначение помещений; хитро поглядывая на меня, говорил, что именно здесь будет центр детско-юношеского футбола Севастополя и мне самое время бросать свой Севморзавод вместе со спортклубом «Севастополь» и стадионом «Чайка». Здесь и только здесь, утверждал Михалыч, меня будет ожидать великое будущее. Но как бы сладко и увлеченно не рисовал он сияющие перспективы расцвета «Мараканы», я не собирался переходить на работу в ДСО «Спартак». И правильно сделал. Вскоре стройка заглохла, и на протяжении долгих лет потом помещение стояло недостроем с заколоченными досками окнами.

 

Матч на «Маракане». Обратите внимание на недостроенное здание раздевалок. Ну и, конечно, на меня в молодости. Я в клешах и солнцезащитных очках стою рядом с Михалычем. Снимок датирован 1978 годом.

 

И тем не менее на стадионе продолжали проходить матчи команд различных возрастов и городских лиг. Да что там городские команды! Команды мастеров, находившиеся в Севастополе на сборах, проводили здесь тренировки и товарищеские матчи! Как слякоть, дождь, снег — они к Михалычу: «Пусти, Христа ради!» А тот, добрая футбольная душа, никому не отказывал. Даже официальные матчи Первенства Крыма проводили — и среди юношеских, и среди взрослых команд! Помню, даже «Чайка» некоторые свои игры Первенства Крыма по первой группе играла там, например с Армянском, многолетним лидером Крыма. Тут был, конечно, умысел хитрого Бориса Захаровича Байтмана, тренера «Чайки». Ведь в Армянске на стадионе газон был один из лучших в Крыму, и такой бетонный «газон», какой имелся на «Маракане», они себе в кошмарном сне представить себе не могли. Но ведь судьи разрешили проведения матча, и в итоге «Чайка» отобрала очки у лидера. Вот времечко было! 

 

И в раздевалках, без окон и дверей, запорошенных цементной и известковой пылью, раздевались; и под единственным краном, находившимся на улице, обмывались, счищая пыль и кровь; и туалетом образца 1957 года пользовались. И в таких условиях наш футбол жил и развивался!

 

Время от времени, правда, предпринимались кое-какие попытки привести здание и сам стадион в более или менее пристойный вил. Вспоминаю, как-то раз Михалыч сильно допек свое начальство, и оно выделило какие-то средства на реконструкцию стадиона. Тут за дело взялся Петр Васильевич Бруй, очень известная личность в городском футболе. Нет, сам он не играл, да и футбольным специалистом никогда не был. Вся его жизнь прошла на эстраде и в цирке. Ходили слухи, что он в свое время был даже директором оркестра у самого Леонида Утесова! Личность уникальнейшая. Таких, что говорится, сегодня не делают. 

 

Колоритнейший вид, черноморский говор с одесскими интонациями и словечками. А какой рассказчик! И ко всему еще деловой человек. Где в футболе появлялись денежки — там сразу возникал Петр Васильевич! Охарактеризую его всего одним словом – комбинатор. Уж больно многое роднило его с незабвенным Остапом Ибрагимовичем. Но при всем при этом одно могу сказать совершенно точно: футбол он любил самозабвенно. И не был жуликом, а был именно великим комбинатором! 

 

Почему я, рассказывая о стадионе, так подробно остановился на нем? Все потому, что этот уникальный человек был частичкой того времени, того городского футбола и той «Мараканы», нашего народного стадиона. В течение полутора десятков лет, пока стадион был в ведении организаций, к которым имел отношение Юрий Михайлович, жизнь на стадионе продолжалась только благодаря ему.

 

Петр Васильевич горячо взялся руководить стройкой. Однако деньги, выделенные на объект, быстро закончились, и вместе с ними — энтузиазм Петра Васильевича. Строительство заморозили. В качестве картинки, свидетельствовавшей о проделанной работе, являлся один только склон холма, срезанный бульдозерами для расширения футбольного поля, да идущая вдоль его бровки этого самого поля канава. По ней отводили воду, идущую из источника, случайно раскопанного во время проведения земляных работ. Эту мини-речку одно время даже называли Бруйкой — в память о трудовом подвиге Петра Васильевича. Кстати, вода в ней была очень чистой, и мальчишки, разгоряченные игрой, часто ее пили. И никаких проблем потом не возникало! Правда, когда позже на холме началось строительство домов, вода ушла. 

 

Стройка умерла, и казалось, что навсегда. Общий вид сооружений стадиона, как и время, будто бы застыли на «Маракане». Все те же развалины раздевалок, все тот же усеянный камешками бетон футбольного поля…  Но бесконечно продолжаться это безобразие не могло. И вот однажды появились желающие привести стадион в порядок — Спортивная детско-юношеская школа олимпийского резерва городского отдела народного образования. Главной движущей силой процесса был директор СДЮСШОР — Александр Николаевич Чистяков. Именно он стал инициатором передачи «мертвого» спортивного объекта на баланс возглавляемой им спортивной школы. Юрий Михайлович горячо поддержал идею и торжественно вручил папку с документами на стадион с красноречивой надписью.

 

 

Скажу, что со своим стадионом Юрий Михайлович все-таки не расстался, поскольку перешел на работу в СДЮСШОР. И еще много лет он продолжал свою подвижническую деятельность на благо севастопольского футбола. И тренером был, и начальником различных сборных команд. В 1992 году вместе с вашим покорным слугой он стал победителем I Первенства независимой Украины среди школьников. Достойная жизнь в футболе! И даже смерть застала его на боевом посту. Во время одной из тренировок ему стало плохо. Вызвали скорую. Ждали почти два часа, так как она никак не могла найти стадион. Михалыча отвезли в больницу, но вскоре он скончался. 

 

В память об этом футбольном труженике на здании раздевалки, строительство которой он инициировал, стараниями друзей и воспитанников установили памятную доску с такими словами: «Основателю стадиона «Юность» Букасову Юрию Михайловичу от севастопольского футбола». Открытие памятной доски сопроводили торжественной церемонией, на которой присутствовало большое количество юных футболистов.

 

 

Ушел Михалыч, но его трудовая вахта на стадионе перешла в надежные руки Александра Николаевича, для которого строительство стадиона стало прямо-таки страстью. И, нужно сказать, он во многом преуспел. 

 

Именно под его бдительным присмотром достроили здание, в котором размещались раздевалки, тренерские и медкабинет, провели туда воду и свет. Именно при нем провели работы по сооружению спортивных площадок за футбольными воротами (одна даже — с искусственным покрытием и небольшой трибункой для зрителей!), установили сетку-отбойник между полем и раздевалками и надежный трап, ведущий на стадион со стороны кэчевских домов, заасфальтировали площадку под футбольный городок. Именно при Николаевиче «Маракана» стал стадионом по назначению, а не по названию! 

 

А кроме того, именно при нем здесь стали проводить международные турниры детских и юношеских команд, приезжавших в Севастополь со всего Советского Союза! Каждый год и на протяжении почти пятнадцати лет, начиная с 1987 года. Благодаря этим турнирам вся страна узнала о том, что в Севастополе есть своя «Маракана».

 

 

Еще одной заслугой Николаича можно считать систематическое проведение субботников по благоустройству территории стадиона. Этакие, как в армии, парко-хозяйственные дни. Чуть ли не каждые выходные тренеры брали в руки лопаты, кирки, кисти и другие инструменты. Не могу, правда, сказать, что им это нравилось, но Николаич был крепким руководителем. Его девизом вполне мог быть лозунг времен военного коммунизма: «Железной рукой загоним человечество к счастью!»

 

И, надо сказать, свой окончательный вид «Маракана» приобрела, а после и хранила вплоть до реконструкции, именно при нем. К сожалению, и его сегодня нет с нами. Но я очень надеюсь на то, что память о нем, как и о Юрии Михайловиче, будет увековечена в какой-нибудь экспозиции, расположенной на стадионе, которая будет рассказывать всем занимающимся здесь ребятам об истории такой любимой ими «Мараканы»!

 

Сегодня, глядя на ровное (!), с современным покрытием, футбольное поле, на комфортабельные раздевалки, на освещение площадок и многое другое, чувствуешь, как становится все труднее переноситься в прошлое и вспоминать старую «Маракану», тот легендарный народный стадион, на котором выросло не одно поколение севастопольских футболистов. И, видя все это великолепие с его изумрудной травой газона, я вспомнил одну очень душевную историю, которая трогательнейшим образом повторялась каждый год на протяжении многих лет.

 

Каждой весной, когда после дождей пригревало солнышко, «Маракана» зеленела. Неубиваемая трава пробивалась сквозь бетон поля, и стадион обретал просто фантастический вид. «»Маракана» зазеленела, «Маракана» зазеленела!» — это известие передавалось городским футбольным людом из уст в уста. И, знаете, сколько восторга и надежд оно вызывало у всех севастопольских футбольщиков, от малышей до ветеранов! Весна пришла, а с ней и футбол! И каждый год появлялась надежда на то, что, может быть, произойдет чудо, и эта травка не сгорит под солнцем, а ее не вытопчут, и тогда мы сможем играть на настоящем газоне. Боже, как мы все мечтали об этом!

 

 

И как на сердце становится хорошо и радостно оттого, что тогдашние наши мечты и надежды оказались реализованными и современным мальчишкам, выходящим на это великолепное поле, не нужно думать о том, как укротить скачущий по кочкам мяч, и орошать поле кровью из разбитых коленок и локтей.

 

В завершение своего повествования о легендарной «Маракане» хочу сказать несколько строк еще о двух людях, достойных футбольных людях: Викторе Алексеевиче Тюкаеве, неоднократно выходившем на это поле в качестве футболиста различных команд, выступавших в городских и областных соревнованиях, и Игоре Михайловиче Братане, который сам на протяжении многих лет играл на этом стадионе и в составе знаменитой «Виктории», которую тренировал ваш покорный слуга, и в составе юношеских команд СДЮСШОР № 5, где директором был Александр Николаевич Чистяков, и в составе молодежной команды «Спартак», тренером которой был Юрий Михайлович Букасов. 

 

Почему их имена я называю сегодня, рассказывая о «Маракане»? А потому, что и один и другой в свое время являлись директорами СДЮСШОР и немало сделали для этого легендарного стадиона. Виктор Алексеевич, например, смог решить многолетнюю проблему с обеспечением его электроэнергией, которая ранее поступала по тонкой «нитке» от расположенного рядом гаражного кооператива. С каждым годом потребление возрастало, и провод уже просто не выдерживал. Отсюда и замыкания, и обесточивания, и напряженные отношения с автомобилистами. А ведь по большому счету, они-то сделали своим соседям-футболистам одолжение, подключив к своей сети, — а тут такие ЧС! Алексеевичу пришлось немало потрудиться, пробивая чиновничьи заслоны в различных инстанциях, и по итогу именно благодаря ему была разработана и исполнена новая схема энергоснабжения стадиона, от городской сети. Появилось освещение на стадионе, да что там освещение! На площадке были установлены мощные фонари, позволившие проводить занятия в темное время суток! Это было очень актуально особенно в осенне-зимний период.

 

В. А. Тюкаев на Маракане с командой 1968 года рождения

В. А. Тюкаев на Маракане с командой 1968 года рождения

 

Что касается Игоря Михайловича, то его смело можно назвать крестным отцом новой «Мараканы». Ведь именно в годы его директорства были разработаны проекты реконструкции стадиона, а по существу – строительства нового спортивного объекта. Жаль только, что не дожил он до сегодняшнего дня, чтобы увидеть исполнение многолетней своей мечты и надежд таких же, как он, севастопольских пацанов.

 

Ю. М. Букасов на Маракане с воспитанниками. Третий слева в верхнем ряду - Игорь Братан.

Ю. М. Букасов на Маракане с воспитанниками. Третий слева в верхнем ряду — Игорь Братан.

 

Но остались его сыновья, продолжающие, как и их отец, выходить на футбольное поле в составе юношеских команд спортивной школы. И дай им Бог так же, как и всем, занимающимся футболом мальчишкам, здоровья, удачи, побед на футбольных полях и в жизни! Пожелаем им высоко держать знамя севастопольского футбола и, конечно, любить свой стадион. Свои «Мараканы». 

 

Честно скажу, что на протяжении всего времени, пока работал над этим очерком, мне было немного грустно оттого, что безжалостное время стирает многие дорогие и важные для меня события и вещи.
Радоваться, конечно, надо за то что, что наши мальчишки наконец-то будут тренироваться и играть в цивилизованных условиях. Да я и рад безмерно! Но все-таки немного грустно, что там, в прошлом, навсегда осталась частичка футбола моего города, а с ней — частичка моей души… И моя «Маракана».

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Рубрики

Календарь

Посмотреть все даты

Сегодня нет памятных дат

Посмотреть все даты

Сегодня нет памятных дат

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: